выбрать

рубрики

Источники

Авторы

Темы

теги

Бизнес

Налоги

Аренда

Банки

Власть

Объем теневых зарплат составил 25%

15.08.2017Бизнес (5630)
Фонд скрытой оплаты труда в 2016 году составил 25,3%. В последний раз он опускался ниже этого уровня в 2011 году. В то же время масштабы теневой занятости в прошлом году достигли рекордных размеров

Скрытый фонд оплаты труда в 2016 году составил 25,3% от общего объема оплаты наемных работников. Эти данные содержатся в статистическом ежегоднике «Национальные счета России», который в понедельник опубликовал Росстат.


Размер оплаты труда и «смешанных доходов» россиян, не наблюдаемых прямыми статистическими методами, достиг 10,3 трлн руб. В относительном выражении это немногим меньше показателя 2015 года (тогда было 25,4%), однако фонд неформальных зарплат не опускался до такого уровня с начала десятилетия: в 2011 году его размер составил 24,5%, после чего увеличился и держался на более высоких уровнях в течение четырех лет. При этом в абсолютном выражении скрытые зарплаты даже выросли: год назад их размер составлял 9,7 трлн руб.


Скрытые оплата труда и смешанные доходы Росстат считает балансовым методом. Из расходов россиян (включая прирост их финансовых активов за минусом обязательств) вычитаются формально зарегистрированные доходы. Расчеты идут без разбивки по отраслям, видам деятельности и территориям. Пика неформальные зарплаты достигли в 2014 году, составив 28,2% от общего фонда оплаты труда. Относительно ВВП размер неформальных зарплат в 2016 году составил 12% (годом ранее было 11,6%, в 2013-м — 13,3%). Скрытый фонд оплаты труда — базовый показатель при оценке масштабов теневой экономики, хотя ее реальный объем, скорее всего, больше, говорит профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНХиГС Александр Щербаков.


Обеление экономики «происходит, и происходит довольно быстро», говорил на Красноярском экономическом форуме министр экономического развития Максим Орешкин. «Единственная область, которая задерживается и подтормаживает, — это все, что связано с серыми зарплатами, — отмечал он. — Именно с точки зрения занятости это действительно большая проблема, которая пока еще не решена». Минэкономразвития и Минфин настаивают на налоговом маневре, который снизит нагрузку на фонд оплаты труда. Он предусматривает рост НДС (сейчас 18%) при одновременном сокращении страховых взносов (сейчас 30%). Чиновники, в частности, обсуждали варианты 21/21 и 22/22, однако окончательного решения пока нет.


Но сам метод оценки доли скрытых зарплат вызывает сомнения, отмечает Щербаков, напрямую наблюдать теневую экономику невозможно: «Конечно, эти данные носят примерный характер». Не все расходы и доходы учитываются «достаточно достоверно», из-за чего «какая-то часть теневой экономики остается в еще большей тени», объясняет он. ​К показателям, посчитанным косвенным путем, всегда есть вопросы, добавляет руководитель направления «денежно-кредитная политика» Экономической экспертной группы (ЭЭГ) Мария Иванова.


Существующая методика не дает представления о секторе взаимных услуг, указывает проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов. Оценить размер неформальной занятости среди работающих без договоров строителей, нянь, репетиторов и так далее можно только путем социологических опросов и то нет никакой гарантии, что они дадут корректную картину, отмечает он. Этот элемент «никак не может быть отражен в потреблении», потому что Росстат не знает, сколько потратил человек, получивший эти доходы официально, а сколько тот, кому он оплатил без какого-либо оформления выполненных работ. Сокращение на десятые доли процента — «величина статошибки», подчеркивает Сафонов.


Тренд по сокращению теневых зарплат связан именно со статистическими измерениями, потому что «объективных причин для того, чтобы теневая экономика вышла из тени, пока не наблюдается», уверен Щербаков. Может быть и другая причина, приводит пример Сафонов. Граждане могут просто начать использовать свои накопления, объясняет эксперт. Наблюдающаяся динамика не говорит о сокращении теневой экономики, отмечает и Иванова из ЭЭГ, за таким утверждением должны стоять «более весомые показатели», здесь «слишком много допущений». РБК направил запросы в Минэкономразвития и Минтруд.


Несмотря на официальное сокращение неофициальных зарплат, занятость в неформальном секторе России растет. Как писал РБК, по итогам 2016 года она достигла рекордного размера по меньшей мере с 2006 года (более ранние данные недоступны). За год неформальная занятость выросла более чем на полмиллиона человек, до 15,4 млн, она непрерывно росла с 2011 года и за это время увеличилась на 4 млн человек. В число занятых в неформальном секторе, по методологии Росстата, входят те, кто работает на предприятиях, не зарегистрированных в качестве юридического лица, то есть самозанятые, фермеры, индивидуальные предприниматели и лица, работающие у них по найму, а также члены семьи, помогающие в собственном деле или в бизнесе, принадлежащем кому-либо из родственников. Еще более пессимистичные оценки приводил Центр социально-политического мониторинга РАНХиГС: по его данным, в самом широком смысле в теневой рынок труда включены 30 млн россиян (более 40% экономически активного населения).


Причиной обратной динамики в неформальной занятости и скрытой оплате труде может быть сокращение зарплат в теневом секторе, допускает Щербаков. Зарплаты в неформальной экономике и так меньше, чем при легальной занятости, указывает он. Средняя зарплата в России по итогам 2016 года, по данным Росстата, составила 36 709 руб. Однако ведомство рассчитывает еще один показатель — «среднемесячный доход от трудовой деятельности», который был введен в 2015 году и используется для мониторинга за исполнением майских указов (они требуют роста зарплат врачей, учителей и соцработников по отношению к среднерегиональным зарплатам). «Среднемесячный доход» включает и заработки в неформальном секторе, по найму у индивидуальных предпринимателей и у физлиц. Он ниже средней зарплаты, например в 2016 году его размер составил 32 667 руб. Среднюю зарплату отдельно в неформальном секторе Росстат не публикует.


Сказать, с чем связано расхождение в размерах неформальной занятости и скрытых зарплат, однозначно нельзя, подчеркивает Иванова. С одной стороны, это и правда может быть вызвано снижением зарплаты в теневом секторе, полагает она. С другой стороны, в размер скрытых зарплат входят не только зарплаты людей, работающих в теневом секторе, но и тех, кто работает официально, но часть зарплаты получает в конвертах, напоминает она. Из-за обеления их компаний конвертная часть зарплаты может сокращаться, а официальная расти, допускает Иванова. «К сожалению, ни одну, ни другую гипотезу подтвердить невозможно», — указывает эксперт.


Россия занимает четвертое место в рейтинге крупнейших теневых экономик в мире (всего в нем 28 стран) согласно исследованию международной Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (ACCA). Эксперты определяют теневую экономику как экономическую деятельность и полученный от нее доход, которые находятся за пределами системы государственного регулирования, налогообложения или надзора. Объем теневой экономики России они оценили в 33,6 трлн руб., или 39% от прошлогоднего ВВП, всего доля теневого сектора в мировой экономике составила в 2016 году 22,7%. При расчетах аналитики опирались на такие переменные, как потребительские расходы, инвестиции к ВВП страны, реальный ВВП на душу населения, занятость, налоги к ВВП страны, государственные расходы к ВВП страны и темпы роста ВВП, а также число интернет-пользователей на тысячу человек.

Автор: Антон Фейнберг