выбрать

рубрики

Источники

Авторы

Темы

теги

Бизнес

Налоги

Аренда

Банки

Власть

Альтернативные платежей в бизнесе

31.08.2017Бизнес (5638)
В небольших кафе, барах, магазинах посетитель зачастую может расплатиться не только наличными деньгами или банковской картой, но и перевести деньги с помощью мобильного приложения или других интернет-сервисов: "Сбербанк.Онлайн", "Яндекс.Деньги", Webmoney. "ДП" поговорил с компаниями, которые принимают такие платежи.

Технологии уже вошли в массовый обиход, и современному человеку, почти не выпускающему смартфон из рук, удобнее расплатиться с помощью него, чем купюрой. Некоторые предприниматели и вовсе идут на риск, предлагая клиенту оплатить товар криптовалютой. В России такой способ платежа не пользуется особой популярностью, да и с учетом сомнительного правового статуса биткоина такие предложения от предприятий выглядят скорее как маркетинговый ход, чем как реальный канал приема платежей.


По данным системы "Яндекс.Деньги", наибольшей популярностью виртуальные платежи пользуются в сфере развлечений: лекции, квесты, спектакли — за все это сейчас можно заплатить через платежные системы. Расплатиться без наличных и банковских карточек можно в барах и кинотеатрах, музеях и даже цирках. Средний чек при таких оплатах постоянно растет. Летом 2017 года в системе "Яндекс.Деньги" он составил 1293 рубля — это на 13% больше, чем годом ранее.


Но расчеты виртуальными деньгами выходят на новый уровень, и в системе "Сбербанк.Онлайн" уже несколько раз увеличивался лимит по объемам переводов в сутки. Если еще недавно можно было перевести максимум 100 тыс. рублей (в отдельных случаях платеж ограничивался 3 тыс. рублей), то с весны 2017 года лимит переводов без подтверждения в контакт-центре — 500 тыс. рублей. Установленный лимит по числу суточных операций — 100 штук — также косвенно свидетельствует о том, что "Сбербанк.Онлайн" используется уже не только иногородними родителями для поддержки студентов в столицах. Хотя формально "Сбербанк.Онлайн" — это система для платежей физлиц, отправить или принять 100 платежей в сутки на 500 тыс. рублей может только бизнес, даже если он официально не зарегистрирован.


До недавних пор государство закрывало глаза на такие платежи. Да, в масштабах страны это довольно крупные суммы, но в реальности никакой возможности поставить под полный контроль вообще все расчеты между людьми просто нет. Однако теперь виртуальные платежи стали популярны и у бизнеса — пока лишь небольшого. И появилась необходимость правового регулирования таких расчетов.


Российский рынок электронных платежей нельзя назвать совсем молодым: первыми платежными онлайн-системами в стране (и одновременно одними из первых в мире) стали PayPal и Webmoney, появившиеся на свет еще в 1998 году. С тех пор сфера альтернативных платежей постепенно расширялась, и уже через 10 лет, к 2009 году, согласно данным ассоциации "Электронные деньги", суммарный оборот отрасли превысил 40 млрд рублей, а число пользователей электронных кошельков составило около 20 млн. Привлекательность электронных платежей обуславливалась большим выбором платежных систем: одни операторы отличались высокой надежностью, другие предлагали выгодные бонусные программы. Но, несмотря на в целом позитивную тенденцию рынка, он не мог развиваться свободно.


Проблема с  электронными деньгами в России заключалась в том, что они не имели четкого правового определения и пребывали в статусе денежного суррогата. То есть они представляли собой — с точки зрения закона — не деньги, а чеки, или имущественные права, или подарочные сертификаты, или другие платежные средства. Большой проблемой, к примеру, было наследование денег на виртуальных счетах родственниками умерших пользователей PayPal или аналогичных сервисов. Но поскольку их популярность не снижалась, правительство всерьез задумалось о регулировании нового вида финансовых потоков.


Результатом стал принятый Госдумой в 2011 году ФЗ №161 ("О национальной платежной системе"). Нововведение хотя и обозначило по-настоящему поворотный момент на рынке электронных платежей, но сыграло не в его пользу. Теперь закон приравнивал электронные деньги к безналичным деньгам, но вместе с тем реформа требовала от платежных систем создать соответствующую инфраструктуру для обслуживания электронных денег.


Все операторы электронных платежей должны были стать либо НКО (небанковской кредитной организацией), либо банками. Во-первых, это означало вложение 10 млн или 100 млн рублей в уставный капитал, что было по силам далеко не всем. Во-вторых, новый закон налагал жесткие требования со стороны ЦБ РФ. В таких условиях выжили далеко не все: около 10 компаний ушли из отрасли, а кто-то просто сменил юрисдикцию. Платежные сервисы, заручившиеся поддержкой Сбербанка (сервис "Сбербанк.Онлайн" и купленные главным банком страны на три четверти "Яндекс.Деньги"), стали крупнейшими в России: наряду с ними работают QIWI, PayPal (оба получили лицензию от ЦБ) и Webmoney.


ФЗ №161 оставил за платежными системами такие очевидные преимущества, как бесплатная и быстрая регистрация онлайн-кошелька, низкий процент комиссии, удобство и простота в использовании. Но с точки зрения малого бизнеса ситуация с электронными деньгами выглядит не так однозначно.


Корреспондент "ДП" пообщался с руководителями малых предприятий: многие из них отметили недостатки платежных систем, из-за чего ряд компаний вовсе прекратил работу с электронными деньгами. Например, небольшая кондитерская CakeFabrique принимала оплату через сервис "Яндекс.Деньги" в течение года и отказалась от его использования из-за частых технических сбоев (полученные деньги возвращались обратно клиенту) и сложностей с сервисом. Кроме того, предприниматели сталкиваются с такими проблемами, как затруднительный процесс вывода средств со счета, отказ в обслуживании без обоснования причины, бездействие техподдержки сервиса, затяжная процедура регистрации электронного счета для фирмы.


"Необходимо было предоставить все документы, заполнить большое количество форм, часть из которых повторялись несколько раз. Процесс идет долго, на наши вопросы техподдержка отвечает спустя несколько дней или через неделю", — рассказал о своем опыте работы с системой PayPal Георгий Волконский, digital-продюсер ИП "Камера Никита Пугачев".


"Отчасти такие проблемы возникают из-за недоработанной антифрод-системы — внутренней системы безопасности платежных сервисов", — полагает IT-юрист Владимир Попов. Как только при переводе электронных денег происходит что-то нарушающее ее алгоритмы, платеж отменяется, а счет могут автоматически закрыть. Платежный оператор при этом не всегда заинтересован в решении проблемы. Почему так происходит? По мнению эксперта, причиной может служить элементарное отсутствие конкуренции на рынке: у крупных платежных систем имеется колоссальная клиентская база, пополнять которую они не стремятся, а, следовательно, вопрос усовершенствования собственного сервиса отходит на второй план.


"Никаких предпосылок к конкуренции я не вижу", — отмечает Владимир Попов. По его словам, сложившаяся олигополия в сфере электронных платежей приводит к тому, что рынок электронных денег постепенно умирает.


Сомнительным плюсом электронных платежных систем является предоставляемая ими возможность для малого бизнеса уйти от оплаты налогов. Электронные кошельки можно разделить на три типа: анонимные, идентифицированные и корпоративные. В первых двух случаях кошелек регистрируется на физическое лицо, а не на фирму: принимая деньги за коммерческие услуги на свой личный электронный счет, предприниматель может избежать налоговых платежей. Ведь налоговая их просто "не видит", в отличие от денег, которые официально приходят на расчетный счет фирмы или ИП.


Для создания анонимного кошелька достаточно указать лишь свой телефонный номер. Поскольку пока что существуют более-менее легальные способы получения sim-карты без предъявления паспорта и множество полулегальных, кошелек может быть анонимным в полном смысле этого слова. Регистрация идентифицированного кошелька потребует паспортные данные пользователя. Для недобросовестного предпринимателя более привлекательным покажется второй вариант, поскольку на идентифицированном кошельке можно хранить до 100 тыс. рублей (в отличие от 15 тыс. рублей на анонимном счете), однако при достижении оборотов в 1,5 млн рублей (без уплаты налогов) наступает уголовная ответственность.


В ответ на вопрос о том, возможно ли проконтролировать характер платежей, поступающих на онлайн-кошельки физических лиц, и определить, какие из них являются коммерческими, а какие нет, предприниматель и автор "Блога независимого инвестора" Константин @kinvestor (свою фамилию он не называет) пояснил, что платежные системы в основной своей массе зарегистрированы в офшорных государствах, а следовательно, налоговая служба в принципе не может видеть и проверять операции и остатки на счетах. То есть выбор между "заявлять предпринимателю о доходах самостоятельно" и "утаивать информацию о доходах от налоговиков" лежит исключительно на совести предпринимателя.


На деле же все оказывается несколько иначе, и предприниматели рискуют быть внепланово проверенными. В соцсетях "гуляет" анонимное предупреждение, согласно которому Сбербанк якобы периодически обзванивает некоторых пользователей сервиса "Сбербанк.Онлайн" и просит рассказать, за что он переводил средства со своего кошелька на другой. В случае если называется какой-то товар или услуга, банк блокирует оба счета: и отправителя, и получателя до выяснения деталей. Если верить тексту, дело в худшем случае доходит до налоговой проверки.


Сам Сбербанк распространил официальное сообщение с опровержением слухов о проверке назначения платежей и о последующей блокировке карт. По версии банка, такие предостережения — всегда анонимные — это некая информационная атака каких-то злоумышленников. Но большинство пользователей популярной системы полагают, что дыма без огня не бывает.


В разговоре с корреспондентом "ДП" специалист консалтинговой компании Lex International Дмитрий Гусихин подтвердил правдивость этих историй, сообщив, что подобные кейсы имели место в его практике. "Хотя налоговая обычно не обращает внимания на переводы мелких сумм, стоит напомнить, что согласно законодательству доходы фирмы могут поступать только на расчетный счет, а не на электронный кошелек", — объясняет эксперт.


Похоже, что контроль за налоговыми платежами и правда только ужесточается — об этом свидетельствует принятый в сентябре 2016 года закон "О применении контрольно-кассовой техники (ККТ)" (ФЗ №54). Закон обязал почти весь бизнес перейти на использование ККТ нового образца, которая передает сведения о расчетных операциях напрямую в налоговый орган через Интернет. Касается нововведение и тех предприятий, которые получают оплату за услуги и товары электронными деньгами.


Существует список "счастливчиков", в котором перечислены те категории торговли, для осуществления которых касса не нужна. Среди них мороженое и безалкогольные напитки в розлив, предметы религиозного культа, чай в поездах и даже услуги по сбору ягод и рубка дров. Всем остальным нужна ККТ. Даже для интернет-магазинов касса теперь тоже является необходимостью, за исключением тех, которые принимают оплату наложенным платежом через почту России.


ФЗ №54 вступает в силу поэтапно: предприятия, у которых есть кассовые аппараты предыдущего поколения (с электронной защитной лентой), действующие до середины текущего лета, должны были заменить их на онлайн-кассы до 1 июля 2017 года. Бизнес, который занимается оказанием услуг, торгует через Интернет, находится на ЕНВД или патенте, должен установить онлайн-кассы не позднее 1 июля 2018 года.


Противники данной реформы утверждают, что закон не приведет к своей изначальной цели — прозрачности малого бизнеса, а вместо этого обернется лишь обременением для бизнеса, который будет вынужден потратиться на новое оборудование безвозмездно. Приобретение ККТ нового образца — удовольствие не из дешевых: помимо покупки самого кассового аппарата (от 20 тыс. рублей), нужно заключить договор с оператором фискальных данных (посредником между налоговой и онлайн-кассами) — а это расходы не менее 3 тыс. рублей в год; к этому добавляется постоянно требующее обновления программное обеспечение для ККТ — 7 тыс. рублей. Таким образом, минимальные затраты на исполнение нового закона составляют 30 тыс. рублей в год. Необходимо учитывать и тот факт, что аппараты ломаются и их починка тоже обходится в некоторую сумму. А чтобы подстраховаться на случай поломки кассы, предприятию лучше иметь одновременно два аппарата.


Вряд ли эта сумма разорит многих предпринимателей, но вопрос в принципе: по факту подавляющему большинству законопослушных предприятий такая техника просто не нужна. К тому же получается, что владельцы интернет-компаний и онлайн-магазинов, подключавшие электронные платежи потому, что это позволяло избежать лишних издержек в виде покупки и установки касс, набора и обучения кадров, теперь вынуждены принять то, от чего пытались избавиться.


Эксперты отмечают, что технически обойти данный закон и подделывать данные ККТ очень сложно, поскольку все поступающие данные шифруются фискальным накопителем и проходят контроль ОФД. Кроме того, у налоговой службы есть возможность выявлять случаи нарушений при использовании ККТ.


Единственный легальный способ обойти ФЗ №54, по мнению юристов, — это смена формы собственности на ту, которая пока не требует перехода на онлайн-передачу данных. То есть в лучшем случае обязательной работа с новой ККТ для предприятия станет с 1 июля 2018 года. Поэтому данный способ является скорее не решением проблемы, а лишь оттягиванием момента ее наступления.


Биткоины заметно выделяются среди других альтернативных способов платежей в коммерческой деятельности. Несмотря на то что криптовалюта получила огромное распространение на Западе и в США, в России платежи в форме биткоинов все еще являются экзотикой.


Известно несколько случаев, когда российские предприятия заявляли о начале приема оплаты криптовалютой, но затем резко отказывались от этой идеи. В Петербурге одним из ярких примеров является сеть баров "Киллфиш". Начавшая было прием криптовалюты в конце 2013 года, она была вынуждена отказаться от биткоинов после уведомления от ЦБ. В феврале этого года — на новой волне популярности криптовалюты — начала принимать биткоины сеть фитнес-клубов NanoFitness, но эксперимент продлился всего неделю. В тюменский и петербургский офисы компании нагрянула прокуратура с проверками, а директоров пригласили на "беседу", в ходе которой сотрудники надзорного органа напомнили о том, что единственной официальной валютой на территории страны является рубль. После этого в NanoFitness также перестали принимать криптовалюту.


Стоит отметить, что из всех историй с предприятиями, решившими получать доход в виде биткоинов, лишь немногие заканчиваются именно так, с заявлениями от Центробанка и визитами прокуратуры. Например, московский коворкинг "KL10TCH" работает с криптовалютой больше месяца, и до сих пор ни разу не сообщалось о проверках заведения государственными органами. Подобных мест в России на деле множество, и почему прокуратура избирательно подходит к их проверкам — вопрос риторический.


Но доля разумности в действиях надзорного органа все же есть: для биткоинов на данный момент отсутствует точная правовая дефиниция, которая говорила бы о них как о денежных средствах. Платить за коммерческие услуги и товары на территории России разрешено только национальной валютой — рублем. Однако при этом криптовалюта законом напрямую и не запрещена, фактически являясь денежным суррогатом.


Юрист Владимир Попов видит три возможные перспективы для биткоинов в России. Первый вариант предполагает, что биткоин будет признан российским законом как имущество, и в таком случае, скорее всего, будет организован особый порядок его приема-передачи, предполагающий уплату НДС. По мнению эксперта, Министерство финансов склоняется к этой модели развития биткоинов.


Второй вариант — биткоин будет приравнен к ценным бумагам, а это означает все те же налоги на криптовалюты и лицензирование майнинга (добычи) биткоинов. Наконец, последний вариант — это перенятие политики Японии в отношении к криптовалюте. Согласно этому сценарию, биткоин примет статус имущественного права; государство введет его минимальное регулирование, обозначив лишь основные запреты и установив, что все операции внутри криптовалюты (например, перевод из биткоина в лайткоин) находятся вне правового поля, а операции ввода-вывода средств уже попадают под юрисдикцию государства.


Эксперт прогнозирует, что в течение 1,5 года российские власти смогут отрегулировать и майнинг, и криптовалюты.

Автор: Екатерина Голуб