Всего новостей 9160
выбрать

рубрики (13)

Источники (501)

Авторы (270)

Темы (16)

теги

Малый бизнес (9)

Налоги (1)

Аренда (0)

Банки (3)

Лица (3)

Рестораны (1)

Другое (1)

Вырастут или нет налоговые риски?

17.04.2017Бизнес (5563)
Федеральная налоговая служба разъяснила своим инспекторам, как проводить проверки и доказывать незаконные схемы. Определены новые критерии, по которым компании и налоговики должны проверять контрагентов. При этом указывается, что ошибки в документах недостаточно для доначисления налогов.

«Началась оттепель - не верю, что дожил до этого» – так юристы реагировали на письмо, в котором Федеральная налоговая служба (ФНС) разъясняет своим инспекторам, как проводить проверки и доказывать незаконные схемы («Ведомости» ознакомились с копией). Служба призывает ослабить давление на бизнес и перестать доначислять налоги за формальные нарушения – например, неверную подпись в документах. Главное – реальность операции, например получила ли компания товары или услуги, призывает ФНС.


Последние годы бизнес жалуется, что налоговики доначисляют налоги из-за формальных нарушений, а вышестоящие инстанции и суды их одобряют. В одном из споров налоговикам для доказательства хватило проверки одной-единственной подписи из анкеты на получение паспорта 13-летней давности, вспоминает партнер юрфирмы КИАП Михаил Успенский: собирать другие данные налоговики отказались. Бизнесмены стараются вообще не работать с новыми небольшими компаниями: у них нет истории и брать их в контрагенты рискованно, рассказывает управляющий партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин. Из-за «пробюджетной позиции судов» бизнес практически перестал судиться, говорит он: «Лишняя трата сил и времени».


Юристы боятся, что налоговики продолжат это делать. За 2016 г. было рассмотрено в 3 раза меньше дел с участием налоговиков по сравнению с 2015 г., рассказывал «Ведомостям» федеральный чиновник, 82% от суммы их требований удовлетворены.


В письме ФНС дает инструкцию – как определять необоснованность налоговой выгоды, например незаконное получение вычета по НДС. Впервые ее определение дал Высший арбитражный суд (ВАС) в 2006 г., но после его объединения с Верховным судом решения снова стали выноситься по-разному. Замруководителя ФНС Сергей Аракелов (курирует судебный и досудебный блоки) объясняет появление письма ростом числа дел, пересмотренных службой в досудебном порядке.


Еще одним поводом стали определения Верховного суда (ВС) в конце 2016 г. – начале 2017 г. (например, что из-за дефектов подписей при реальности операции нельзя доначислить налоги. – «Ведомости»). Но даже ВС не смог изменить практику, вспоминает Щекин. В разных регионах она разная, признает Аракелов: письмо должно стать ориентиром для формирования единых подходов в судах.


ФНС в письме четко указывает: допрос или экспертиза почерка на документах не могут сами по себе быть основаниями для доначислений. Главное – была ли на самом деле выполнена работа именно контрагентом. А если компанию подозревают в том, что она знала о нарушении, нужно доказывать ее взаимозависимость с контрагентом или подконтрольность ему либо что операция вообще не была выполнена.


Также ФНС указывает на новые критерии, по которым компании и налоговики должны проверять контрагентов. Когда ВАС вводил их, ни у компаний, ни у налоговиков не было столько возможностей для контроля, объясняет Вадим Зарипов из «Пепеляев групп». Претензии могут возникнуть, например, если руководитель компании не встречался с контрагентом при обсуждении условий поставок или подписании договора; или он не знает, где находится склад, торговые площади и сам контрагент; не может объяснить, откуда узнал о контрагенте, а о нем нет ни рекламы, ни рекомендаций, ни даже сайта. Еще один повод – отсутствие лицензии для выполнения работ.


Инспектор должен смотреть, соответствует ли сделка общей бизнес-логике, объясняет подписавший письмо замруководителя ФНС Даниил Егоров (курирует контрольный блок).


Проверять компания должна только первого контрагента в цепочке, следует из письма. Но именно он должен оказать услугу, предупреждает Аракелов. В какой-то момент налоговики начали доначислять компании налоги просто потому, что кто-то в цепочке ее контрагентов их не заплатил, говорит Егоров. А суды соглашались с этим, даже если однодневкой оказался контрагент 2–6-го звена, рассказывает управляющий партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин.


Самим же налоговикам надо искать реальных бенефициаров налоговых схем. Это только первый шаг, предупреждает Егоров, налоговики должны определять суть схемы, для чего она создавалась, и искать конечного бенефициара. Именно он контролирует фиктивную компанию, согласен Зарипов, однодневка – это лишь инструмент.


Следующий шаг – закрепить определение недобросовестного поведения в Налоговом кодексе, говорит Аракелов. Иначе налоговики смогут растягивать границы необоснованной выгоды и за любой сделкой видеть уклонение от налогов, предупреждает Антон Зыков из KPMG. Также нужно ограничить учет операций, которые направлены на уход от налогов, нереальные операции или выполненные не контрагентом компании, перечисляет Аракелов.


Теперь надо посмотреть, будут ли налоговики следовать письму, говорят бизнесмены. Налоговикам выгодно максимально увеличивать доначисления, говорит Костальгин. Но и они сами заинтересованы в улучшении качества контроля, считает Щекин. «Будем отслеживать исполнение письма на уровне контроля и досудебной практики, чтобы все следовали логике письма», – успокаивает Егоров. Выявить нарушения можно, например, если компания придет оспаривать формальное решение инспекции в центральный аппарат, говорит он.

Автор: Елизавета Базанова